Святитель Лука Крымский. Слово в неделю о самаряныне
07.05.2015 г.

Многое, многое можно было бы мне сказать вам о беседе Господа Иисуса Христа с самарянкой. Я говорил уже много об этом в прошлые годы в соборе кафедральном, но не говорил об одном весьма важном, что слышали вы в нынешнем Евангельском чтении.

Когда Господь наш Иисус Христос углубил необычайно свою беседу с самарянкой, когда учил о том, что не в Иерусалиме, не на горе Гаризим надо поклоняться Богу, ибо Бог есть Дух, и поклоняться Ему надо в духе и истине, поклоняться не на одном каком-либо месте, а везде и всюду во все дни жизни своей, – самарянка прослушала глубочайшую речь Господа Иисуса Христа и вот что она сказала: "Знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все. Иисус говорит ей: Это Я, Который говорю с тобою" (Ин. 4, 25-26).

Вот на этих словах Господа Иисуса Христа хочу остановить внимание ваше. Впервые за всю Свою земную жизнь Он прямо сказал человеку, что Он есть Мессия, что Он Христос. Это Я – Я Мессия, Я Христос – Я, Говорящий с тобою.

Впервые сказал Он это, ибо и апостолам Своим, друзьям Своим Он никогда не говорил прямо, что Он Мессия, и даже апостолы считали Его тогда только величайшим пророком, но не знали, не знали, что Он Сын Божий, что Он Христос Мессия.

Однажды Господь Иисус Христос спросил учеников Своих: "За кого люди принимают Меня, Сына Человеческого? Они сказали: Одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию или за одного из пророков".

Он говорит им: "А вы за кого почитаете Меня?" И ответил за всех св. апостол Петр: "Ты Христос, Сын Бога Живого".

Что ответил тогда ему Христос на это исповедание? "Блажен ты, Симон, сын Ионин, ибо не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах".

Бог Отец открыл чрез апостола Петра всем другим апостолам, что Господь Иисус Христос есть Сын Божий, Мессия, Христос.

Итак, видите, не Сам Христос, а Отец Его Небесный таинственным образом открыл апостолу Петру, а чрез него и другим апостолам, что Он Мессия, Христос, Сын Божий. А Он строго запрещал им говорить об этом.

Как видите, народу избранному, народу израильскому Он никогда не говорил, что Он Мессия, Сын Божий, Христос; а здесь, в беседе с самарянкой, впервые сказал Он это.

Как поймем мы это? Как это объясним? Ведь иудеи не имели общения с самарянами, считая их народом отверженным. Они не только церковного духовного общения не имели с ними, они не имели и бытового общения: не разговаривали, не ели никогда вместе с ними.

Итак, самаряне были отверженными в глазах и сердцах иудеев. И сама самарянка в начале беседы с Господом сказала: "Как Ты, будучи иудей, просишь пить у меня, самарянки?"

Итак, эта женщина самарянская не принадлежала к богоизбранному народу, она была чужда ему, и именно ей, отверженной, с которой не хотели иметь общения иудеи, Иисус Христос сказал то, чего не говорил никогда иудеям, сказал, что Мессия – это Он: "Это я, Который говорю с тобою".

Самарянка, пораженная этими словами, оставила свой водонос и побежала в город и говорила всем людям: "Пойдите, пойдите к колодцу Иаковлеву, посмотрите на человека, сказавшего мне все, что я в жизни сделала, посмотрите, не Он ли Христос?"
И многие, многие самаряне по слову ее пошли к колодцу Иаковлеву. А в это время возвратились уже и ученики Христовы, ходившие в город для покупки пищи. С ними вел Иисус беседу о Своем призвании, о том, что надлежит Ему и им совершить. А самарянка стояла и слушала эти удивительные слова. "И многие самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала. И потому, когда пришли к Нему самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня, и еще большее число уверовали по Его слову" (Ин. 4, 39-41).
Вот видите, что случилось: Господь обратил к вере в Него, к вере христианской, тех самарян, которых презирали иудеи, иудеи, которые сами не хотели верить, но которых призвал Христос первыми – первыми призвал к вере. Теперь призвал Он к вере в Себя тех, кого считали отверженными.

Это значит, что Господь был Сердцеведцем: Господь знал, что в Его избранном народе израильском будет множество, множество таких, которые не уверуют, несмотря на изумительные бесконечные чудеса Его, которых самаряне не видели, несмотря на Божественное учение, которого самаряне не слышали.

Что же, если Израиль в своем большинстве не уверовал в Него, неужели должно было остаться неисполненным то дело, ради которого воплотился Сын Божий от Пресвятой Девы Марии, сошел на землю, восшел на страшный крест Голгофский и отдал жизнь Свою за спасение рода человеческого – неужели могло остаться неисполненным? Нет, Господь знал, что найдется и вне народа израильского много, много таких, которых Израиль считал нечистыми язычниками и отверженными, но которые уверуют в Него и войдут в Его Христово стадо: "И ины овцы имам, яже не суть от двора сего и тыя Мне подобает привести. И будет едино стадо и един Пастырь".

Вот видите, из всех народов найдет овец стада Своего Господь и Бог наш Иисус Христос. Кто будет овцами стада Его? Только смиренные, только сокрушенные сердцем, трепещущие пред словом Его, как это говорит св. пророк Исаия.

И знаем мы, что ныне стадо Христово состоит уже не из народа израильского, большинство которого отвергло Его, а из той части его, которая уверовала, и из тех бесчисленных кротких и смиренных сердцем, которых находил Христос во все века и до сих пор находит во всех народах. Едина Церковь Христова в очах Божиих; она разъединена только в наших греховных очах.

Итак, запомните, что нынешнее малое стадо христово состоит и впредь будет состоять только из кротких и смиренных, сокрушенных духом, трепещущих пред словом Божиим.

Знайте, знайте, что только те из вас, которые трепещут пред словами Христовыми, которые возлюбили Его всем сердцем, уверовали безусловно, и каждое слово Его считают Божественным откровением – только они удостоятся быть друзьями Христовыми, братьями и сестрами Христа. Они одни удостоятся войти в вечное Царство Его.

Относится ли это только к отдельным людям, к каждому из нас? Не надо ли сказать, что требование Христово относится к целым народам, среди которых бывают и гордые, совершенно далекие от смирения народы, гордые, даже превозносящиеся над другими народами, жаждущие власти над всем миром, жаждущие сокровищ всего мира и творящие ради этого ужасающие злодеяния .[…]

Ко всем им относятся слова Христовы, что они, гордые и превозносящиеся, будут далеки, далеки от Царствия Божия. Они, которые сажают в тюрьмы борцов за мир, лживо говорят о своем стремлении к миру.

А мы, христиане, неужели будем подобны им, неужели не возлюбим сердцем мир, мир со всем миром! Неужели не будем провозвестниками мира между народами, неужели не будем противниками страшной мировой войны, которую готовят народы гордые, жаждущие власти над всем миром? Да не будет! Да не будет! Да будет слово “мир” священным для нас.

Аминь.

8 мая 1953 г.