Сайт действует по благословению Преосвященнейшего епископа Джанкойского и Раздольненского Алипия


Наш баннер
Джанкойская епархия Украинской Православной Церкви
Получить код

GISMETEO: Погода по г.Джанкой



Патриархия.RU

Офіційний сайт Київської Митрополії Української Православної Церкви



Симферопольская и Крымская Епархия УПЦ / crimea.orthodoxy.su





sobor.in.ua

Паломнический Центр при ОВЦС УПЦ
Поиск

Уважаемые посетители! Вы находитесь на архивной версии сайта.

Новый официальный сайт доступен по адресу:
dzhankoy.eparhia.org

Новостные обновления вы можете также смотреть на странице по адресу: dzhankoy.church.ua

Главная arrow Социальное служение arrow Священник Алексий Артюхов. Доклад: "Многодетная семья. Опыт семейного детского дома"
Священник Алексий Артюхов. Доклад: "Многодетная семья. Опыт семейного детского дома" Печать E-mail
28.01.2015 г.

Священник Алексий Артюхов – настоятель храма во имя священномученика Ефрема, епископа Херсонесского, выпускник Киевской Духовной семинарии, в 2006 году закончил курсы приемных родителей, отец 10 детей, 7 из которых приемные.

Первое, что хотелось бы это, развеять миф о том, что с большим количеством детей трудно. Это утверждение не верно. Как то, один многодетный батюшка, мне сказал: - «С одним ребенком, да, тяжело. Но с двумя легче, с третьим, еще легче, а после четвертого - не замечаешь».

Часто молодые и не очень молодые пары приходят с просьбами молитв о даровании ребенка, разрешении неплодия или взять благословение на усыновление. Но вопрос практически звучит всегда одинаково:- «Я, или мы, хотим ребенка». Принципиально важно, чтобы вопрос прозвучал направленно внутрь себя: - «Хочу ли я быть матерью или отцом? Готов полюбить кого-либо, заботиться, посветить себя другому? Сделать счасливым иного, просто так, без илюзий, вроде: «Будет кому стакан воды в старости подать». Именно просто так! Как Христос полюбил нас, до Голгофы и креста. Бог усыновил нас, дал власть быть чадами Божьими. С такой постановкой легко и радостно принимать этот удивительный дар Божий - жизнь ребенка. Каждый день наблюдать, радоваться, переживать, удивляться, учить и учиться вместе с детьми, постигая житейские премудрости. Одна маститая матушка, когда у нас только появился первенец, сказала: «Вот теперь, Вы действительно узнаете и поймете, что такое смирение». И правда, когда смотришь в распахнутые глазенки, полные надежды и доверия… Как предать, оттолкнуть или отказаться? Забываешь про себя, чужая боль становится своей.

К сожаленью, сталкиваемся с различными печальными историями, дети оказываются без семьи, а далее в детских домах, приютах, интернатах и все чаще приходим к выводу, что система потеряла смысл внутри себя. Почему это происходит?

Работа с ребенком в детском доме, даже очень хорошем, не дает ровным счетом ничего. Там открывают много кружков, даже водят детей в церковь, на уроки Закона Божиего, в студию ИЗО. У детей, по сути, весь день бывает занят чем-то интересным. Интузиасты педагоги и воспитатели все время стараются придумать что-то еще более увлекательное. Даже занимаются индивидуально с каждым перед поступлением в вуз. И, знаете, все тщетно: 70% выпускников садится на скамью подсудимых, 80% выпускников — бросает своих детей, создавая эффект двойного сиротства, каждый седьмой заканчивает жизнь самоубийством.

С чем это связано?

С системой. В результате этой системы дети никогда не становятся для кого-то своими, их никто по-настоящему не любит. Это проявляется даже в том, как проходят праздники: Новый год, Рождество. Все встречают дома, а детдомовцы в этот момент должны ложиться спать — это, кажется, мелочь, а такие моменты ранят глубоко. Детям ничем нельзя заниматься самим: убирать, стирать, мыть полы, посуду. На 50 детей в  детском доме обычно приходится 50 сотрудников. Это стандартный детский дом. Если в детском доме особенные дети, там еще больше персонала. И рождается некое потребительское сознание, которое перерастает от недостатка любви в агрессивность, получается жуткий фейерверк сознания, искаженность восприятия жизни. Ребенок насорит, и не наклонится для того, чтобы убрать за собой. Иногда я спрашивал, почему он этого не делает, как правило, поступал ответ: «Нянечка получает за это деньги, пусть убирает». Все, этот человек не ценит ничего, у него такая позиция - «мне все должны».

Приезжают важные спонсоры, меценаты, представители власти и дружно говорят: «Дорогие наши бедные дети. Да у вас сложное детство, вас бросили родители, но государство вас не оставит, вы же бедные-бедные сиротки!» — и они привыкают. Дети привыкают не к разговорам по душам, не к заботе, а к КАМАЗам конфет, ящикам апельсинов. Это я называю «дурной благотворительностью», то, что страшно развращает. Дети привыкают жить в каких-то искусственных условиях и не понимают ценности вещей. Они теряются в жизни. Когда выходят из детского дома, внутри уже работает машинка «мне все должны, мне все обязаны». В результате — неумение работать, неумение ставить цель, а как результат протеста и разочарования — наркотики, алкоголь, начало уголовной биографии.

Не умеет человек тратить деньги, за 1-2 дня все спускает, потом месяц бедствует и начинает воровать. От ребенка отказались когда-то самые главные люди в его жизни. Нам это сложно понять, осознать. Это все равно, как если бы у нас в один день умерли родители, погибли дети, сгорел дом, мы узнали какой-то страшный смертельный диагноз. Только тогда мы смогли бы понять, что чувствует ребенок, потерявший свою семью, особенно в маленьком возрасте. Это просто вселенская катастрофа. Ведь мать — единственное, что его связывает с внешним миром, и в этот момент он становится таким духовным инвалидом. Потому что, заложенный Богом главный человек, который обучал бы его преданности, любви — он его предает.

Вырастая, такие дети становятся неспособными к ответственности за другого, за любое живое существо. На уровне поломанной ментальности они не знают, не понимают, что это. Они не способны к длительным отношениям, браку, дружбе. А от детского дома что взять? Казенная система не может связать разорванные связи любви. Эта любовь дается во Христе, и преодолевается эта трагедия по-настоящему только во Христе и только в семье. Это «крестный путь» для любого родителя — дать новую надежду. Эти дети долго будут закрываться, как улитки, будут бояться поверить. И даже когда ребенок долгое время проживет в семье, ему все равно будет сложно. Ведь страшно позволить себе дать этой связи вырасти вновь. Но когда эта связь вырастет, возродится, тогда ее можно передавать дальше. А детский дом этого никогда не даст. Дети в нем обречены на печальную статистику.

Искренне радуюсь, когда хотя бы один ребенок, обретя полноценную семью, научился доверять взрослым и почувствовал, что он свой и его любят просто так, верят в него и принимают таким, какой есть.

Использован материал статьи священника Андрея Пенчука

 
« Пред.   След. »

home contact search contact search